Адрес:
г. Севастополь

Центр  духовно-патриотического просвещения
им. адмирала флота П.С. Нахимова

Город. Время. Люди

Э. Тотлебен

Почетный гражданин города Севастополя - Эдуард Иванович Тотлебен

Эдуард Иванович Тотлебен (Франц-Эдуард Иоганн) родился в городе Митава Курляндской губернии 8 мая 1818 г. в семье немецкого дворянина, купца 3-й гильдии, вынужденного заниматься мелкой торговлей. Вскоре семья Тотлебенов переехала в г. Ригу. С ранних лет Эдуард проявлял математические способности и увлекался изучением крепостных укреплений, не ограничиваясь теорией, строил модели редутов по всем правилам инженерного искусства. Все это побудило родителей в 1832 г. отвезти сына в Петербург, где юноша поступил в Главное инженерное училище. Болезнь сердца не позволила Тотлебену окончить офицерский класс училища, и в 1836 г. он возвратился в Ригу, где был назначен на должность дежурного офицера в крепостной инженерной команде.

С 1840 г. Тотлебен служит поручиком в учебном саперном батальоне близ Петербурга.

в 1851 г. перешел в гвардейские инженеры и поселился в Петербурге, где руководил работами гвардейского саперного батальона во время лагерных сборов.

высадка союзников в Крыму изменила весь план войны, осада Силистрии была снята, и М.Д. Горчаков, сильно переживавший за Севастополь, командировал туда Тотлебена.

10 августа 1854 г. Эдуард Иванович прибыл в Севастополь и в тот же день принялся за работу.

Под непрерывным дождем гранат и ядер работа шла беспрерывно днем и ночью, батареи росли и множились. И вскоре неприятель увидел Севастополь окруженным со всех сторон сплошной оборонительной линией, вооруженной крупной артиллерией там, где рекогносцировки ранее обнаружили лишь слабые укрепления с небольшими орудиями. Союзники вынуждены были отказаться от намерения взять Севастополь открытой атакой и 28 сентября начали осадные работы.

Первая бомбардировка Севастополя 5 октября показала силу возведенных укреплений и их выгодно направленного артиллерийского огня. К этому времени на Южной стороне было сооружено свыше 20 батарей, вооруженных 341 орудием. Но неутомимый Тотлебен не ограничивал свою деятельность лишь работами по сооружению новых батарей. Он постоянно принимал непосредственное участие в распределении войск по оборонительной линии и подготавливал сеть подземных минных галерей. Попытки союзников прорыть подземные галереи под укрепления 4-го бастиона и взорвать его не увенчались успехом. С 4-го бастиона в ночное время совершались вылазки в расположение неприятеля.

8 июня 1855 г. Тотлебен был ранен в ногу пулей навылет на батарее №6 (Жерве), но несмотря на болезненное состояние, продолжал руководить оборонительными работами. Затем лечился на Бельбеке.

За Севастополь Эдуард Иванович Тотлебен получил орден Св. Георгия 4-й степени, чин полковника и после бомбардировки 5 октября  был назначен флигель-адъютантом. 10 апреля 1855 г. произведен в генерал-майоры, с назначением в свиту его Императорского Величества, 6 июня 1855 г. награжден орденом Св. Георгия 3-й степени. 

В Севастополе 14 августа 1866 г., на заседании городской Думы, городской голова Петр Андреевич Телятников предложил поднести Э.И. Тотлебену «за вклад в дело защиты города и проявленное усердие» звание «Почетного гражданина города Севастополя». Портрет Тотлебена «в военном мундире с эполетами» украсил зал заседаний городской Думы.

После войны, 5 апреля 1869 г., Тотлебен возглавил в Петербурге Особый комитет по созданию музея в Севастополе, торжественное открытие которого состоялось 14 сентября 1869 г.

Музейная экспозиция разместилась в пяти комнатах собственного дома Тотлебена. С ремонтом помог городской голова П.А. Телятников. Экспонатами стали личные вещи, фотографии, документы участников обороны, картины художников И.К. Айвазовского, В.Е. Маковского, Ф.А. Рубо. Приглашенных было 70 человек, среди них участники обороны, нижние чины, проживавшие в Севастополе, иностранные гости.

Скончался Эдуард Иванович 19 июня 1884 г. в г. Бад-Содене (Пруссия). Первоначально его прах был погребен в Риге, но «По Высочайшему повелению» герой севастопольской обороны перезахоронен на Братском кладбище в Севастополе 5 октября 1884 г. 19 июня 1890 г. состоялись открытие и освящение памятника на могиле генерала, 5 августа 1909 г. — открытие памятника Тотлебену на Историческом бульваре.

По материалам статьи А. Фесенко "Почетный гражданин города Севастополя - Эдуард Иванович Тотлебен" из сборника.

Архив

« Назад

Сборник №2  16.06.2017 16:32

ДОЛГ

ЕГО, безусого мальчишку или красивого мужчину средних лет, а, может быть, умудренного жизненным опытом, но еще крепкого старца, провожали на войну невеста, мать, жена, сын, внук...
ОН упал, сраженный пулей или осколками снаряда, а, может быть, взорвавшейся миной, в чистом поле, широко раскинув руки и удивленно глядя в чистое небо карими или серыми, а, может быть, такими же, как небо, синими глазами...
Как звали тебя, солдат Великой Отечественной? Иваном или Семеном, Алешей или Кириллом?
Лежит ОН, неопознанный, не захороненный, не оплаканный. Нет над ним ни обелиска, ни цветов. Только поле кругом, да небо чистое…
И смотрит ОН глазницами пустыми и ждет, когда застучат рядом кирка да лопата ребят в униформе с эмблемами поисковых отрядов, и чьи-то бережные руки соберут по косточкам и захоронят в братской могиле вместе с боевыми товарищами. А если очень уж повезет, найдут котелок, где нацарапал ОН ножичком свое имя, или записку предсмертную, что спрятал ОН в гильзу патронную.
Все отдал ОН Отечеству: счастье, судьбу, жизнь, имя. Превратился в без вести пропавшего, в безымянного. Как и не было ЕГО на свете белом.
И не узнает ОН уже никогда, что и через 60 лет ЕГО ждут домой, ЕГО ищут, ЕГО не забыли!
Не верьте, не бывает безымянных солдат!
Солдаты ВСЕ имели имена!

Севастопольское объединение поисковых организаций «Долг» существует с 1991 года. Объединение собрало в своих рядах более 160 учащихся, студентов, военнослужащих, пенсионеров. Мальчишки и зрелые мужчины, в одном строю, занимаются благородным делом увековечивания памяти героев Великой Отечественной Войны.

Зимой и летом, чуть только позволит погода, бьют они лопатой и киркой тяжелую крымскую землю, пропуская каждую крупинку ее через руки свои и сердца, в поисках чужих судеб, потерянных имен, неизвестных страниц войны.
Редкое счастье поисковика – найти посмертный медальон, записку в гильзе патрона, клочок документа. Нет, нет, да и отдаст земля свои печальные трофеи.
Ребят часто спрашивают много ли имен они нашли. За прошедший год – 19. Много это или мало?
А если у матери единственный сын ушел на войну и исчез, превратившись в без вести пропавшего? А если отец, не увидевший рождения доченьки, лежит до сих пор где-то без имени, без погребения. А у дочери сердце ноет, что нет могилки, над которой можно поплакать, и цветов положить некуда? Так много это или мало?
Можно не верить в души человеческие, которые мечутся над белеющими в лесах и на полях Севастополя останками защитников города, но пусть каждый спросит, хотел ли бы он такой судьбы – лежать, разодранный зверями, под дождем и снегом, не найденным, не опознанным?
 
Ребята из «Долга» это хорошо понимают.
В течение 10 лет работу отряда координировал капитан 1-го ранга в отставке, Юрий Бреславский, ныне покойный. Его сменила школьный психолог, Марина Гавриленко. За последнее время появились новые отряды: «Черноморец», «Вымпел», «Умань». Всего в организации, на сегодняшний день, 18 отрядов. Новых мальчишек приводит в организацию страсть к исследованиям, любовь к Отечеству.
В «Книгу Памяти» за последние три года переданы более 40 имен. В 2004 году захоронены 567 воинов на Дергачах, 28 – в селе Верхнесадовое. Прочитано 19 медальонов. Найдены 2 семьи.
Работа организации – продолжается…
 
Из пепла забвения…
Судьба на ладони
 
К таким звонкам привыкнуть невозможно. Я узнаю их сразу. То ли по тревожному голосу говорящего, то ли  интуиция, тренированная годами, подсказывает…
Так же было и в этот раз. Рабочий, прокладывающий траншею для кабеля к очередному дачному особняку, у стен легендарной 35-ой батареи, наткнулся на человеческие останки. «Пожалуйста, приезжайте, посмотрите. Может это наши лежат… А то я работы остановил, мне от хозяина попадет».
Земля Херсонесского мыса – последний оплот защитников Севастополя в июле 1942 года – хранит много тайн. Не одну сотню бойцов подняли из ее каменистых недр поисковики объединения «Долг». Кто уже успокоился в братской могиле, кто еще ждет, что его найдут. А кто-то уже и не ждет, потому что забрали у него последнюю надежду растущие как грибы коттеджи и замки. Растущие на окопах, на блиндажах, на человеческих костях. И еще не было случая, чтобы хозяева этих особняков попросили проверить участок: не лежат ли под толщей земли пропавшие без вести бойцы Великой Отечественной… Не везет им; ни могилы, ни ордена, ни имени не останется. А этим повезло…
Ранним утром следующего дня поисковики были на месте. Траншея проходила в районе левого наблюдательного пункта, над самой Голубой бухтой, там, где находился один из дотов, оборонявших 35-ую батарею.
Игорь Мамаев, Сергей Веприцкий и Александр Запорожко не первый десяток лет в поиске, и уже через пару часов, на глубине около метра, они обнаружили останки двух человек. Одни принадлежали женщине, о чем говорят истлевшие кусочки ткани одежды и туфли на каблучке. Другие – мужчине среднего роста, в хромовых (офицер?) сапогах, у обоих были пулевые отверстия в затылке. Он - лежал лицом вниз, на поясе – кожаный ремень. Когда А. Запорожко начал бережно доставать останки из земли, ему в ладонь выкатился солдатский медальон, тот, что называли «Смертником». Вместе с останками ребята подняли из траншеи немецкие гильзы, советские патроны, покореженную винтовку Мосина, пуговицы от морской формы, эмалированную кружку, разбитые очки с круглыми стеклами, алюминиевую ложку. Завернув медальон в пакет с влажной землей, поисковики проверили землю вокруг находки и завершили работу.
Уже потом Александр Павлович Запорожко, командир отряда «Память» с 1976 года, рассказал, как дрогнуло сердце, когда в руке оказался коричневый пенальчик медальона, как не мог уснуть ночью, как боялся открывать его уставшими после раскопок руками. Потому и отложил вскрытие медальона на другой день…
Записка была полу истлевшей, с темными полосами на местах сгибов, только кое-где едва проступали следы карандаша. С трудом удалось разобрать слово «Одесса». Больше невооруженным глазом ничего увидеть не удалось. Но что-то подсказывало, что тайна еще не раскрыта. В течение двух дней записка, написанная бойцом более 60 лет назад, побывала в руках многих людей, не оставив никого равнодушным. Букву за буквой сотрудники газеты ЧФ РФ «Флаг Родины», обменного пункта валюты, цифровой фотографии, с помощью компьютеров и прибора ультрафиолетового излучения, добывали из пепла забвения имя погибшего солдата Отечества. И добыли. На компьютерной копии записки хорошо виден текст:
«Барденицкий Максим Ильич
г. Одесса, ул. Мясоедовская, д.11, кв.35».
Мы связались с Одессой. И уже знаем, что дом по этому адресу пережил войну, что там и сейчас живут люди. Но жильцов с фамилией Барденицкие никто не помнит. Сделаны запросы в государственный архив. Поиск продолжается. И очень хочется верить, что найдется семья еще одного защитника Севастополя и успокоится чье-то сердце, тоскующее до сих пор по без вести пропавшему на полях сражений той давней войны бойцу…
 
В прошлом году в руках Александра Павловича Запорожко побывало 15 медальонов. Из них удалось прочесть - 9. Семью одного из погибших воинов нашли в Вологодской области…
 
Гавриленко Марина,
Председатель СОПО «Долг»
 

 

УГОНЯЮТ В ГЕРМАНИЮ

В самом конце апреля по городу поползли слухи: немцы хотят всё население города вывезти в Германию. Мол, сначала всех сгонят в лагерь, потом погрузят на корабли и - в Румынию, а уже оттуда в Германию. 
 
Рано утром, почти ещё ночью, немцы и полицаи, вооружённые, с собаками, окружали запланированный район города и начинали поголовное изгнание людей из их домов. 
 
Город замер в жутком, томительном ожидании. Наконец дошла очередь и до Туровки. Вспоминая этот день, Милочка всегда говорила, что, выйдя из дома, она увидела хмурое, пасмурное небо. Но это не небо было хмурое, просто утро ещё не наступило. Немцы специально так рано поднимали людей, чтобы напугать их и лишить способности что-нибудь соображать от страха. 
 
Над Туровкой повис дикий крик и собачий лай. Вот и в их калитку громко, по-хозяйски застучали, потом по двору протопал полицай и на ходу заорал: «На сборы полчаса и - на выход!» 
 
Милочке так не хотелось вставать, куда-то идти! Мать торопила её, а сама металась по комнате. Она то хватала какую-то еду, надо же что-то есть. Потом начинала в сетки запихивать одежду. Все главные вещи она ещё раньше сложила в большой дедушкин сундук. С братом Николаем они вырыли во дворе под абрикосовым деревом глубокую яму и опустили в неё сундук. Сверху на него положили лист железа. Мать боялась, что вещи начнут гнить, ведь никто не знал, когда им удастся вернуться. 
 
Милочка запомнила, что в сундук мама, положила её туфельки! Ах, какие это были туфельки! На лосевой подошве - она запомнила, что так говорили взрослые. Верх - бледно-голубой, а на носках туфель выбиты дырочки в виде цветочков. Туфельки были мягкие и лёгкие. Сшил их, по просьбе мамы, сосед дядя Жора, отец милочкиной подружки Любы. Девочка всего один раз померила туфельки. Теперь мама положила их в сундук. И всё, больше никогда Милочка их не увидела, Но так хорошо запомнила! 
 
В калитку уже прикладом барабанил полицай! - Быстрей! Быстрей! Не задерживаться! 
Их с матерью погнали на Вторую линию, соединив с теми, кого выгнали раньше. Подгоняли криками: «Шнель! Шнель!» Толкали прикладами, не давая опомниться. Сзади шли немцы с собаками. 

 
Валентина искала глазами родных. Вот и они, неподалеку. Все в толпе знали друг друга, это были соседи, приятели, много лет прожившие бок о бок. Женщины тащили сонных, испуганных ребятишек. Переговариваться немцы не давали, орали, толкали, натравливали собак. Людей стали расталкивать по грузовикам. Машины двинулись на городской холм. И там, около одного из домов, остановились. Оказалось, здесь-то и был тот лагерь, куда всех свозили, а потом отправляли на корабли. Немцы спрыгнули. Теперь начали людей выгонять из машин. Снова крики, плач, лай собак. Потом их загнали в просторный двор, оттуда - в дом. Главное, что девочка там услышала, о чём говорили взрослые: «Мы - пушечное мясо. Нас погрузят на корабли, выйдут в море, а там налетают наши самолёты и начинают сбрасывать бомбы, на своих же жён и детей. Мало кому удаётся спастись». И хоть была мала Милочка, она всё поняла и запомнила. 
 
- Скорей, скорей, Милочка, - вдруг услышала девочка голос матери, - Бери свою сумочку и пошли за дядей Колей. 
Подошли к часовому. Дядя Коля показал ему какую-то бумагу. Что это была за бумага, Милочка, конечно, не знала. Но солдат выпустил их всех. 
- Дети, бегом за мной, в пожарную, - приказал дядя Коля. И все кинулись за ним, они бежали, не оглядываясь и не останавливаясь. Им всё казалось, что сейчас выскочат полицаи или немцы и вернут их назад. 

 
Прибежали в пожарную команду. Милочка запомнила какую-то большую-большую мрачную комнату. Все очень устали и начали пристраиваться, где только можно. Первым заговорил дядя Коля! 
- Ребятня, сидите тихо. Никого из вас не должны видеть немцы. В лагере я сказал, что мы уедем в Германию, когда поедет пожарная команда. Я и бумагу такую у начальника выпросил. Но вы же не хотите, в Германию? - он оглядел внимательно слушавших его детей. Те дружно замотали головами: мол, нет-нет, конечно! 

 
Всех родных забрать дядя Коля не смог. В лагере осталась тетя Паша с сыновьями и мужем. Позже женщине и детям, все же, удалось вырваться на свободу, но у немцев остался глава семьи – дядя Степан. 
Всю ночь, после радостной встречи, проговорили женщины, а утром тётя Паша приняла решение: 
- Мы возвращаемся в лагерь. Завтра Степана угонят на корабль. Не могу оставить его одного. Погибать - так всем вместе. 
- Паша, что ты делаешь? Останься! Пожалей детей! - пытались отговорить её от этого шага женщины. Но она была непреклонна. 
- Простите, дорогие, не могу иначе. Мальчики, возвращаемся к папе, берите свои сумочки. 

 
Это было страшное мгновение. Только что вырвались из фашистских лап - и вот снова сами в эти лапы возвращаются. Но ослушаться мать мальчики не решились, молча взяли свои вещички и пошли за ней. 
Валентина, мать Милочки, вышла проводить их. День был не по-весеннему холодным, пасмурным, подстать настроению людей, прощавшихся навсегда. Дул сильный, порывистый ветер, раздувавший их бедные одёжки, забиравшийся под них. Тётя Паша обняла Валентину, мальчики тоже прижались к ней. Слёзы лились из четырёх пар глаз. 

 
- Ну, всё, Валечка, - проговорила наконец тётя Паша, - Нам пора. Скоро всех начнут выводить и грузить на машины. Надо успеть застать Степана. 
 
И они пошли, согнувшись. То ли от ветра, то. ли от горя, Скорее всего от того и от другого вместе. А Валентина стояла и смотрела им вслед, слёзы градом лились из глаз, стекали по худеньким щекам, у неё не было сил их вытирать, И холодного ветра она не замечала, который изо всех сил трепал её халат, сшитый из байкового одеяла. Вот родные фигурки перешли дорогу у уцелевшего здания почтамта, стали подниматься по лестнице, ведущей на улицу Суворова. И наконец скрылись за поворотом. Только тогда мать Милочки пошла в пожарную. Послышался гул самолётов, значит, скоро начнётся бомбёжка. 
 
Людмила Подосинникова

 



Один день в истории Севастополя
01.02.2021
60 лет со дня создания (1961 г.) ООО «Инкерманский завод марочных вин». Инкерманский завод марочных вин был создан в 1961 г. на базе подземных выработок строительного камня – мшанкового известняка, использовавшегося для послевоенного восстановления и строительства города Севастополя. На глубине от 5 до 30 м образовались штольни с относительно низкой, постоянной температурой и влажностью, что стало предпосылкой для создания завода марочных
вин. Территория предприятия составляет 7 га, подземная площадь винных подвалов – 55 000 кв. м. В 2003 г. была зарегистрирована ТМ INKERMAN. Вина ТМ INKERMAN отличаются высоким качеством, изысканным благородным вкусом и сложным неповторимым букетом. За всю свою историю они получили 13 кубков Гран-При, 142 золотых, 50 серебряных и 13 бронзовых медалей международных конкурсов.
06.02.2021
90 лет со дня рождения А.Н. Озерова (6.02.1931 – 4.09.1998), севастопольского поэта. Возглавлял городское литературное объединение в 1976–1998 гг. (с 2003 г. официально носит имя А.Н. Озерова). Лауреат городской литературной премии им. Л.Н. Толстого.
 
07.02.2021
175 лет со дня рождения В.Е. Маковского (26.01.1846 – 21.02.1920), русского художника-передвижника, живописца и графика, академика, действительного члена Императорской Академии художеств. В 1871–1872 гг. по специальному заказу к Московской Политехнической выставке, её Севастопольскому (или историческому отделу) написал 21 жанровую картину для альбома «Эпизоды Севастопольской жизни 1854–1855 годов».
10.02.2021
210 лет со дня рождения Б.А. Глазенапа (29.01.1811 – 05.12.1892), русского адмирала, генерал-адъютанта, главного командира Черноморского флота (1860 – 1871 гг.).
13.02.2021
215 лет со дня рождения В.А. Корнилова (01.02.1806 – 05.10.1854), вице-адмирала, российского военного деятеля, начальника штаба Черноморского флота, героя Севастопольской обороны 1854–1855 гг.

 

20.02.2021
85 лет со дня рождения И.Н. Тучкова (20.02.1936 – 23.10.2005), севастопольского поэта, члена Союза писателей СССР. В 1955–1981 гг. работал на Севастопольском Морском заводе им. С. Орджоникидзе, именно там, на Морском заводе, он находил темы и сюжеты для многих своих стихов.
23.02.2021
День защитника Отечества.
День Народной воли (начало «Русской весны» в Севастополе 2014 год).
24.02.2021
День рождения адмирала Ушакова Федора Федоровича (1745 год).
25.02.2021
150 лет со дня рождения Леси Украинки (Ларисы Петровны Косач) [13.02.1871 – 19.07.1913], украинской поэтессы. В Севастополе бывала часто на лечении. В Балаклаве в 2003 г. открыт памятник Л. Украинке. Авторы: скульптор В.Е Суханов, архитектор В.А. Иванов. Её именем названа улица в Гагаринском районе.
Имя города-героя в литературе и искусстве

Константин Алексеевич Коровин

(1861–1939)

korovin_konstantin
В 2021 году исполняется 160 лет со дня рождения русского художника, живописца (одного из первых русских импрессионистов), театрального художника, педагога и писателя
«Моцарт живописи» — так называли блистательного русского живописца Константина Коровина, чьи жизнь и творчество неразрывно связаны с Крымом, дарившим ему радость и вдохновлявшим на «пение за жизнь».
Родился К.А. Коровин в Москве. Он был внуком старообрядца и купца первой гильдии Михаила Емельяновича Коровина, в доме которого часто гостил известный передвижник Илларион Прянишников. Отец Константина получил хорошее университетское образование, но не смог сохранить состояния семьи и разорился. Семья Коровиных была вынуждена переехать в деревню Мытищи (под Москвой).
В четырнадцать лет Константин поступил в Московское училище живописи ваяния и зодчества, три месяца обучался в Академии художеств. Учился у Алексея Саврасова, Василия Поленова и Василия Перова.
Крымские пейзажи занимают особое место в творчестве известного русского живописца. Первый раз на полуострове Константин Коровин побывал в 1889 году летом, однако многоцветная и яркая южная палитра привлекла его внимание несколько позже.
Коровин очень любил Крым, на своей гурзуфской даче подолгу жил и творил в 1910–1917 годах, но важным событием для художника стала встреча с Севастополем.
Рыбачья бухта. Севастополь. 1916
Приезжая на полуостров, художник не единожды бывал в Севастополе. А зимой 1915-1916 годов он проходил лечение у севастопольских флотских докторов. Несмотря на недомогание, Константин Коровин написал в этот период несколько мастерских этюдов и картин.

f450541c90e849cef8cd6fdada6ea140загружено   

Во многих музейных и частных коллекциях хранятся яркие, солнечные и очень узнаваемые пейзажи: «Фаэтон в Севастополе», «Базарная площадь», «Севастопольский базар» и другие.
6b95d9c0c158